Развитие

Мой ребёнок плохо спит. Часть вторая

Мой ребёнок плохо спит. Часть вторая

18 января 2017

Анализ трудов известных теоретиков по проблемам сна у детей, выжимки из произведений именитых учёных.

Итак, много статей с обзором литературы, описанием случаев нарушений сна и кучей ссылок. В них пишется примерно одно и тоже: 

* Это описание процесса сна: что это вообще такое, его стадии. 
* Это цифры, то есть нормы сна для деток в разном возрасте. 
* Это критерии нарушения сна, его виды и типы. 
* Последствия нарушений сна и влияние этих нарушений на жизнь ребенка. 

Если кратко, то дело обстоит так: ребенок должен спать очень много, таблицы поражают своими цифрами, мой ребенок никогда столько не спал. Цифры слегка разнятся в разных исследованиях.

Далее, нарушениями сна считаются как сложные случаи, типа апноэ, нарколепсия, сомнамбулизм, удушение и пр., так и СЛОЖНОСТИ С ЗАСЫПАНИЕМ и ПОДДЕРЖАНИЕМ СНА. 

Данные по 12-ти месячным детям говорят о том, что если ребенок просыпается за ночь два раза, то можно говорить о нарушении сна. (Я в шоке. Похоже на полную чушь. Читаю дальше). 

Замечаю, что статьи похожи друг на друга. Как наши, так и не наши. Вообще-то я знаю, как пишутся эти статьи с обзорами литературы. Друг у друга списывают, грубо говоря. 

Далее, вижу, что используются устаревшие диагнозы, такие как повышение внутричерепного давления. Статья, где используются такие данные, перестает интересовать меня. 

Однако картина все равно серьезная. Я пытаюсь понять, как это мы с Алисой, а также куча мам, кормящих ребенка ночью по сто раз, ушли так далеко от науки и норм сна. 

Я углубляюсь в тему и читаю описание конкретных случаев болезни, нарушения сна пациентов. Я вижу, что анамнез нигде не описан. То есть, может, где-то и описан, но не в тех статьях, что мне удалось нарыть и скачать. То есть, не указано на каком типе вскармливания находится ребенок, как он спит дома, приучали ли его спать одного или нет. А ведь это очень важно. 

Вижу, что описанные случаи – действительно тяжелые случаи, ребенок имеет серьезное заболевание, неврологическое или психическое. Ну типа жутких кошмаров и пр. Заболевание это влияет на его развитие, и это далеко не одна проблема таких детей. 

Я перевожу взгляд на своего пухлого счастливого младенца и думаю, что что-то тут не так. По итогам вот таких исследований умные дяди делают выводы о том, как положено спать. Они исходят из нарушений и делают вывод о норме. А так вообще-то не делается. Больным почкам нельзя много белка, а здоровым можно. И так далее. 

Ну а потом я нашла две статьи, которые расставили все по местам. 

В одной – подробное описание метода исследования сна, который и используется сейчас во всем мире. Называется полисомнография. Очень хороший, все хвалят и восхищаются. Правда: позволяет снять много показателей, изучить сон со всех сторон, так сказать. 

Конечно, исследуют таким методом и деток, спящих с грудью на руках у мамы, я общалась с теми, кто имел такой опыт. Однако, это делается в случае серьезных нарушений, а исследовать нормы сна таким образом – зачем и кому это нужно, когда есть отдельно спящие детки? 

У меня сразу отпала куча вопросов. Можно ли так исследовать моего ребенка? Который спит со мной с рождения, который постоянно вертится, ищет грудь, писает в тазик? Нет, нет и еще раз нет. Так можно изучить того, кто уже спит отдельно, кто может проснуться, выпить бутылку и спать дальше. 

И вот по этому способу изучения сна потом пишутся статьи, про больных деток, а кто приведет здорового в лабораторию? 

А мамы это читают и впадают в тревогу: мой ребенок спит не так. 

Еще одна статья, которая расставила все точки над “i “- Джеймс Дж. МакКенн “Влияние культуры на младенческий сон”. 

В статье приводятся данные статистических исследований, с указанием количества испытуемых. Что делает ее крайне привлекательной для меня. 

Так как сказанное в статье в корне отличается от кучи изученного мною материала, я хочу привести несколько цитат : 

*     “Данные об одиночно спящих младенцах на искусственном вскармливании до сих пор лежат в основе определений и исследований клинически «нормальных» циклов сна-бодрствования младенцев. Эти данные продолжают быть золотым стандартом, относительно которого родители и профессионалы оценивают развитие младенческого сна, несмотря на значительные контекстуальные различия, которые могут сделать такого рода сравнения необоснованными. Любая другая организация сна, какой бы здоровой она ни была, почти не рассматривается”. 

*     “Одномоментное поперечное углублённое исследование Heron (17) выявило следующую тенденцию: дети, которые «никогда» не спали с родителями, были менее управляемы, менее счастливы и более склонны закатывать истерики. Более того, ученый обнаружил, что те дети, которым никогда не позволялось спать с родителями, были более пугливы, чем дети, которые всегда спали в родительской кровати всю ночь напролет (17).” 

*     “Тело матери стимулирует или запускает механизмы регулирования температуры тела месячного ребенка, его дыхания, циклов пробуждения, уровня кортизола и архитектуры сна. Все это крайне важно, учитывая, что ребенок рождается неврологически незрелым и медленно дозревает вне утробы (38-41)” 

В западной культуре, как было описано выше, практикующие врачи продолжают настаивать на правомерности только одной формы сна, т.е. одиночного. Все способы управления детским сном сводятся к как можно более раннему уменьшению контакта с родителями и уменьшению кормлений в ночное время. Широко распространены советы «не позволять детям привыкать засыпать во время еды, в том числе и во время кормления грудью», «не приучать ребенка засыпать, когда родитель успокаивает и ласкает ребенка». Эти советы в корне противоречат самому контексту эволюции младенческого сна по отношению к родительским эмоциям. На сегодняшний день в США все больше детей кормят грудью. Если засыпание у груди так широко распространено, и, как оказывается, биологически правильно, если верить данным кросс-культурных исследований, текущие рекомендации по организации сна не только не подойдут, но даже будут мешать многим матерям.” 

*     “Характер ночного сна грудных детей значительно отличается от сна детей, которых кормят смесью. В свою очередь, сон детей, которых кормили грудью год и дольше, развивается иначе, чем сон детей, которых кормили только первых три месяца (15). Oberlander и др. (72) нашел, что сон новорожденных сразу после кормления увеличился на 46%, когда их кормили только смесью на коровьем молоке, и на 118 % по сравнению с кормлением водой или только углеводами. 

*      “В таких развитых странах как США, Великобритания и Австралия 35% детей (или каждый третий здоровый ребенок) испытывают трудности с засыпанием или сном после того, как их приучили спать в одиночестве (17, 35, 87). Такой высокий процент служит примером того, что, возможно, уверенность в правильности наших ожиданий и представлений о том, как должны спать дети, необоснованно завышена. Это не свидетельство некомпетентности родителей, а скорее отсутствие гибкости в интерпретации и применении советов, которые дают медработники.” 

*        “Лишь сто лет назад в относительно небольшом числе мировых культур родители и медработники озаботились проблемой о том, как именно надо усыплять детей. И только в западных культурах существует представление, что детям необходимо «научиться» спать, в данном случае, в одиночестве и без контакта с родителем. В большинстве культур мира детский сон – это нечто, что происходит само по себе. Harkness и др. пишет: «…в конце концов, все нормальные дети во всем мире будут спать всю ночь, будут спать меньше по мере взросления, будут засыпать и просыпаться примерно в то же время, что и другие члены семьи, и… рано или поздно они научатся засыпать и просыпаться без помощи матерей и отцов. Четыре основные стадии поведения младенческого сна обусловлены стадиями развития» (64). “ 

Совместный сон не приводит к одному предсказуемому результату – положительному, безвредному или отрицательному. Точно также не существует одного предсказуемого результата одиночного сна. Физиологические и психологические последствия зависят от возраста ребенка, а также от социальных, физических и эмоциональных обстоятельств вокруг совместного сна. 

Преувеличенный страх удушения или присыпания младенца во сне отчасти происходит из культурной истории Запада. В течение последних 500 лет многие нищие женщины Парижа, Брюсселя, Мюнхена и Лондона (и многих других городов) признались на исповеди католическим священникам в том, что они удушили своих младенцев во сне, чтобы хоть как-то контролировать размер семьи (94, 95, 96). Под предводительством священников, которые угрожали отлучением от церкви, штрафами и тюремным заключением (за убийство), родителям запретили брать детей в свою кровать. Такое историческое наследие западной истории, вероятно, слилось воедино с изменяющимися социальными нравами и обычаями (зарождение таких ценностей как неприкосновенность личной жизни (privacy), самостоятельность, индивидуализм) и дало основу философскому обоснованию современных культурных поверий. На основании устоявшихся культурных поверий гораздо легче найти недостатки совместного сна, чем обратить внимание на его возможные преимущества.”. 

Ну и конечно, очень хороша глава про сон в моей любимой книге “Искусство грудного вскармливания”, там тоже есть ссылки на литературу, я ими тоже пользовалась. Обязательно к прочтению! 

В общем, я на свои вопросы ответила. Я поняла, что архитектура сна различается у деток на ГВ и не на ГВ, а также у спящих с мамой и не спящих с мамой. И эта «нормативная» траектория развития сна не представлена традиционной научной парадигмой. И отсюда куча ужасных статей и советов по приучению ко сну. И отсюда куча мам, внявших этим советам. А также мам, закончивших ГВ и увидевших, что ребенок стал лучше спать. И дающих окружающим советы. 

И что речь идет о нарушениях сна только в случае, если нарушение и правда есть. Если ребенок спит недостаточно, его нервная система страдает, если он не может нормально развиваться, если он правда болен! Тут оправдано и посещение врачей, и даже медикаменты – бывают ситуации и вправду серьезные. Но в 99% (цифра от меня, примерная) случаев речь не идет о нарушении сна. Речь идет об особенностях сна. И если ребенок просыпается пососать грудь – это норма! Маме важно высыпаться, в этом помогает совместный сон, а также сон днем. 

Я также прекрасно понимаю силу привычки, которая тоже имеет место быть в теме сна. Конечно, не нужно приучать ребенка спать на руках, если он спит сам в коконе или кроватке. Не нужно приучать к укачиванию (надеюсь уже все знают, что укачивание крайне вредно, а сильное укачивание способно вызвать у новорожденного инсульт). Можно пробовать потихоньку вынимать изо рта уснувшего ребенка грудь и отползать, оставив рядом свою одежду для запаха мамы. Всячески пытаться наладить его сон без мамы, прибегать к уловкам и хитростям. Все это имеет место быть. Не имеет места быть приучение к отдельному сну, приучение через слезы, отлучение от груди ради того, чтобы ребенок наконец “нормально спал”. 

Если ночью ребенок захныкал, а мама положила на него руку, пошипела, и он уснул – супер! (Если только речь не идет о первых неделях становления лактации). Но если ребенок на ГВ, он плачет, а мама не дает ему грудь ночью, а сует водичку или укачивает – это издевательство! Потому что он чует молоко, оно просит его, а мама, начитавшись форумов, грудь не дает. Это ужасно: я читала радостный пост одной мамы, которая гордилась тем, что отучила засыпать с грудью пятимесячную девочку; при этом девочка прогрызла маме майку в процессе отучения. Но мы же люди, а не животные! 

Мне очень жаль, что я родилась и родила сама на стыке эпох, что еще застала огромное влияние подхода к детям, навязанного тоталитарным режимом разных стран, в том числе России, целью которых было скорее выставить женщину на производство, а для этого не дать ей слишком сильно привязаться к собственному ребенку. Мне жалко, что я потратила столько нервов и сил на тревоги о том, почему мой ребенок спит не так крепко, как мне хотелось бы, почему я не могу положить его в кроватку и пойти по своим делам. Мне жаль, что одна моя бабушка растила детей по расписанию, а вторая вообще не растила, а работала, что мой дед до сих пор увещевает меня переложить дочь в кроватку и приучить ее к ней, что моя прогрессивная мама в первые тяжелые месяцы моей девочки так переживала, что это “грудное рабство”, что невозможно спать с грудью, что это слишком для меня тяжело. Мне жаль, что с кучей деток по всему миру делают всякие ужасы типа оставления орать и приучения ко сну. 

Но, с другой стороны, как же я счастлива, что сейчас у меня есть свобода выбора: как мне растить своего ребенка. Свобода не верить всяким бредням в сети, а также не верить псевдо-научным статьям. Свобода к доступу информации. И что у меня такая мама и такой муж, которые полностью поддерживают меня – муж потратил кучу своего времени на помощь в исследовании этой темы, искал статьи и прочую информацию. 

И что у нас сам собой случился совместный сон. Я его не планировала, исследований не читала. Ребенок так захотел, и так вышло само собой. Мне кажется, если бы вышло иначе, я бы потом жалела. А мой отец так удивился (врач, кстати), мол, ты не можешь с ней спать, это опасно! 

Сейчас моей дочке 15 месяцев. И мне трудно поверить, что когда-то я так переживала, что она засыпает только с грудью. Боже мой, да это же просто прекрасно! Это безумно удобно! У нас нет никаких проблем с засыпанием. 

После года она стала давать мне свободу с вечера – полтора, а то и два часа. Да, дольше двух часов я еще ни разу так и не спала. И что из этого? Я вижу, как важно и нужно для нее прикладываться ночью к груди. 

При этом в 15 месяцев она стала засыпать дома с бабушкой или папой, если меня нет рядом. Это случилось! Хотя, казалось, не произойдет никогда. Ну а в коляске на улице – легко. Без сосок, сосания пальца, транзиторных объектов и пр. 

На дневной сон засыпает дома с грудью, потом отсасывается и часик спит сама – раньше я о таком могла только мечтать. А потом нужно ловить момент и сунуть ей грудь.Тогда она – мы – проспим еще часик, и проснется она очень довольная и выспавшаяся. 

И конечно, в целом ГВ после года – суперудобная вещь. У меня всегда есть то, что ребенка успокоит, усыпит, вылечит от 99% болезней. Как можно от этого добровольно отказаться? 

Я уж молчу, что при том, что мой ребенок очень ручной, наше с ним телесное общение – это 90% совместный сон, 8% – ГВ, и только 2% – обнимашек-целовашек, ведь поди поймай ее днем! 

Все идет своим чередом, и просто нужно было потратить кучу времени, чтобы разобраться в этой теме. Конечно, в первые месяцы мне было просто не до этого. И хорошо бы рядом оказался опытный человек, старушка какая-нибудь, которая помнит, как это было в деревнях. Где дети спали все вместе, да и вообще все спали вместе, детей носили на руках, дать грудь было так же нормально, как чихнуть, и никто не парился насчет приучения ко сну (женщина просто пахала как лошадь, а ребенок рос сам по себе, держась за юбку, а потом бегая босиком по навозу). 

Если у вас подобные проблемы, если вам кажется, что ваш ребенок НИКОГДА не научится засыпать без груди – давайте я стану для вас таким человеком))) 

Я не фанат и не мазохист, я тоже хочу когда-нибудь выспаться. Я буду ловить момент, когда мне покажется, что моей дочке уже не так важно ГВ. При этом я буду помнить, что ВОЗ рекомендует кормить до 2х лет, а в дореволюционной России кормили до 5-7. Когда-нибудь мы закончим с ГВ и выспимся (а еще я покурю, наконец, кальян :) ). Но пока из 80-90 лет (я – оптимист) своей жизни я готова пару лет не высыпаться ради того, чтобы дать моей дочке самое важное, что ей нужно – ГВ и мамину тушку рядом. 

И, конечно, я ужасно завидую тем мамам, чьи детки с рождения хорошо спят, просыпаются ночью пососать раз в три часа и спят дальше. По мне, в таком варианте это вообще рай: и ребенку, и маме. Может быть, когда-нибудь небеса или кто там пошлют мне спящего ребенка.

Александра Аныкина

Часть первая находится ЗДЕСЬ

Предложить новость

Мы принимаем публикации от читателей.


Реклама